January 29th, 2014

Гелиодор. "Эфиопика"

С трудом добрался до конца гелиодоровской "Эфиопики". Роман небольшой и авантюрный, но при этом скучный и похож не на начало литературной традиции (III н.э.), а на излёт киношной: зубодробительный мыльно-сериальный сюжет с подброшенным младенцем, который окажется эфиопской принцессой, тайными царскими знаками, пиратами, разбойниками, мистической линией и, конечно, всепобеждающей любовью. Кстати говоря, удивило, почему античная героиня античного романа так носится со своей девственностью, будто она католическая монахиня.

В финале героиню и её возлюбленного спасает внезапно появившийся Брюс Уиллис приёмный отец, случайно прибывший в Эфиопию из греческих Дельф в тот самый момент, когда несчастную пару в числе других захваченных в плен юных дев и мужей должны принести в жертву Гелиосу. Герои, царь и царица, обретшие дочь (и зятя) и эфиопский народ радуются их спасению, прекрасную деву немедленно вводят в священнический сан и она сама совершает назначенную жертву: режет, вероятно, горла своим товаркам. Последняя сцена, впрочем, не выносится на страницы.

Из всей мешанины штампов и наивностей интересным нашлись две вещи: Андромеда (эфиопиянка) была белой и именно потому казалась соплеменником красавицей, а вторая - идентификация Гелиоса и Аполлона, относимая Гелиодором к середине первого тысячелетия до н.э..